Когда одного партнера мало

Знакомства

Хрустальные чаши полны презервативов, со смазкой и без, рубчатых, разноцветных, обычных и увеличенных размеров. Есть презервативы с запахом мяты, с «французскими усиками», есть обработанные ноноксинолом-9, который, как считается, помогает предохраняться от беременности и венерических заболеваний. В каждой чаше разный вид презервативов. Жареные креветки, кусочки паштета, ломтики фруктов и сыра на зубочистках и другие закуски размещены по радиусам от чаш с презервативами, как спицы в колесе. Техас Презервативы поданы вместе с закусками на серебряных подносах. Хрустальные чаши полны презервативов, со смазкой и без, рубчатых, разноцветных, обычных и увеличенных размеров. Есть презервативы с запахом мяты, с «французскими усиками», есть обработанные ноноксинолом-9, который, как считается, помогает предохраняться от беременности и венерических заболеваний. В каждой чаше разный вид презервативов. Жареные креветки, кусочки паштета, ломтики фруктов и сыра на зубочистках и другие закуски размещены по радиусам от чаш с презервативами, как спицы в колесе. — Никакой ягнячьей кожи, — шепчет мне на ухо хозяин, богатый предприниматель. — Она не эффективна против венерических заболеваний. Это вечер безопасного секса. За некоторым исключением гости выглядят так, будто они участвовали в представлениях со многими партнерами достаточно долго, чтобы помнить те времена, когда на подносах вместе с икрой, крекерами и сыром разносились не презервативы, а кокаин, — а может быть, даже когда разносились без всяких серебряных подносов и нанятых официантов марихуана и крепкое бургундское. Добро пожаловать на оргию в пост-СПИДовой Америке. Если вы ожидаете увидеть гладкие, лоснящиеся, молодые тела в колоритном сплетении, то будете разочарованы (хотя многие из этих людей поддерживают себя в отличной форме) Зато вы можете здесь встретить готовым раздеться того зануду с седеющей бородой, который никак не хотел отвязаться от вас в баре гостиницы. За несколько месяцев до этого вечера я встречала его хозяина, Грега, в нью-йоркском секс-клубе, где за входную плату в девяносто долларов парочка любовников или супружеская чета может заниматься сексом публично и с незнакомыми людьми. Каждой паре при входе выдается один бесплатный презерватив. Одиноким мужчинам посещение не позволено, и у персонала, кажется, уходит немало времени на пересчет голов, чтобы убедиться в правильном количестве приходящих и покидающих заведение мужчин и женщин. В Нью-Йорке на полулегальной основе действует более полусотни секс-клубов, более двух третей из них — для гомосексуалистов. Власти знают об их существовании и периодически поднимают шумиху, заявляя об их скором закрытии, но никто не верит, что в скором времени это произойдет, а в этом клубе, считающемся у поклонников лучшим из гетеросексуальных, не верят и подавно. Любители «свинга» бывают здесь изредка, так же, как и пары, желающие заниматься любовью перед публикой, но без вмешательства со стороны. Некоторые из них в самом деле молодые, гладкие и лоснящиеся. Я «подогрела» служителя у дверей банкнотой в сто долларов, чтобы мне разрешили поговорить с посетителями в холле, обшитом деревом и освещенном зеркальным «звездным шаром». Здесь пары пропускают по рюмочке перед тем, как войти в «игровые комнаты», где находиться в одежде запрещено и предусмотрены чистые полотенца. Из холла мне была видна горячая ванна, окруженная зеркальными стенами, отражавшими десять человек — одну сногсшибательную фигуристую блондинку лет под тридцать и девятерых менее привлекательных обнаженных мужчин и женщин, каждому из которых на вид было около тридцати пяти, кроме двоих приблизительно двадцатилетних мужчин. Грег, крупный и красивый мужчина сорока пяти лет, со своей третьей женой Кэтрин, тоже крупной и красивой, находились в холле. Они казались парой, которую объединяет ненасытный аппетит к еде, выпивке, возбуждению, сексу. Я задала им тот же вопрос, который задавала и другим: почему вы пришли сюда? Более молодая пара, встреченная мной перед ними, уверяла меня: «Мы здесь для маленького безобидного греха. Вы знаете, СПИД нам ни к чему». — Вы встретите здесь хороших людей, — сказал Грег. — Никаких оборванцев. Сюда ходят люди с деньгами, с учеными степенями. Мы приезжаем в Нью-Йорк трижды в год и заходим сюда развлечься. Нам всегда попадались хорошие люди. Это место, где все забавы безопасны. — Откуда вы знаете, что они безопасны? — спросила я. — Вы об этих людях ничего не знаете — об их отношении к сексу и наркотикам. У хороших людей тоже могут быть неприятные болезни. — Мы всегда настаиваем на презервативах, — вступила в разговор Кэтрин, отводя обеими руками за уши пышную гриву рыжеватых волос. Ее двухдюймовые ногти сверкают кораллом. Я готова держать пари, что этими ногтями в пылу страсти она не без умысла исцарапала немало спин. — А потом, вы оглянитесь вокруг. Здесь нет наркоманов. На входе всех тщательно проверяют. «Голубых» здесь тоже нет. Секс между мужчинами тут не разрешается. Грег и Кэтрин возвратились в «игровую», которая, по их словам, представляет собой огромное помещение, устланное матрацами, со спиральными лестницами, ведущими в «укромные места», «если вам вдруг туда понадобится». После того как они скрылись, ко мне обратился сидящий рядом мужчина средних лет: — Вначале все в презервативах. Но в конце вечера их никто не использует. Если люди выглядят чисто, вы не станете его надевать, вот и все. — А вы с женой зачем сюда приходите? — Она мне не жена, — ответил он, указав на молодую женщину рядом с собой. Это была брюнетка с короткой стрижкой в модном в этом сезоне бисексуальном стиле. — Но нам это нравится, так как здесь сбрасываешь груз своих эмоций. Тут легко. Никаких эмоциональных привязанностей, только удовольствие. Разве не этого хочется каждому в действительности? Я уже собиралась уходить, когда в баре появился Грег, замотанный в полотенце, и вручил мне свою визитную карточку. — Если вдруг соберетесь в Техас, — сказал он, — позвоните. Мы устраиваем частные вечеринки безопасного секса.